Мудрые истории
Волшебные рассказы 

МАГАЗИН СЧАСТЬЯ (Автор не известен)

ИЛЛЮЗИЯ ИЛИ РЕАЛЬНОСТЬ  (Автор не известен)

МАЛЕНЬКАЯ ДУША И СОЛНЦЕ  (Нил Дональд Уолш)

СКАЗКА О ЛЮБВИ  (Игорь Саторин)

 


  "МАГАЗИН СЧАСТЬЯ" (Автор не известен)  

Понедельник - день тяжёлый, и слава Богу, что он когда-нибудь заканчивается. Я тащилась с работы, на душе было примерно так же, как и на небе - хмуро, пасмурно и слякотно. Моросил нудный мелкий дождик, который логично довершал безрадостный день.
 
В довершение всего, когда я свернула на улицу, ведущую к родному дому, оказалось, что пройти невозможно - улица была перекрыта, там вовсю кипели ремонтные работы. Дорожники заботливо натянули цветную ленту и повесили табличку: "Выхода нет". Хотя, собственно, и входа тоже не наблюдалось. Это было жестоко: слева - длиннющий забор школы, справа - забор поликлиники. Оставалось только выбрать - налево или направо. Я мысленно чертыхнулась и поплелась вокруг школы.
 
Никогда я не ходила такой кривой дорожкой. И поэтому никогда не видела этого магазинчика. Он был расположен в торце обычного жилого дома, а название его сразу поразило моё воображение: он назывался Магазин Счастья.
 
"Интересно, что может продаваться в таком магазине?", - зачарованно подумала я. В это время дождик брызнул с удвоенной силой, поэтому я с облегчением нырнула в магазинчик. Дверь мягко закрылась за мной, и мелодичный звон колокольчика вызвал вибрацию где-то во мне, в самой глубине. Словно кто-то там засмеялся. И от этого родилось какое-то радостное волнение, будто вот-вот должно было случиться что-то приятное.
 
Войдя, я невольно остановилась. Честно говоря, я оказалась в некотором замешательстве. Магазинчик был какой-то странный и больше всего напоминал запущенный склад, полный разного хлама. Между стеллажами и прилавками, трогая и рассматривая разный товар, бродили покупатели. И царило какое-то радостное оживление. К выходу спешила старушка, сияющая, как праздничный фонарик. Поравнявшись, она улыбнулась и подмигнула мне.
 
- Простите, а что здесь продают? - спросила я.
 
- Как что? - удивилась старушка. - Что написано, то и продают. Счастье, детка! Счастье!
 
- А в каком виде?
 
- А в каком выберешь, дорогая! Метрами счастье, килограммами счастье, ну и счастье поштучно! - наверное, я выглядела глуповато, потому что старушка засмеялась. - Да ты не сомневайся, девочка, товар качественный! Я здесь постоянный покупатель. Тебе понравится!
 
И старушка под звон колокольчика выскользнула из магазина. А ко мне уже спешил продавец в синей форменной одежде и с бейджиком на груди. На бейджике было написано: "Михаил, Продавец Счастья".
 
- Прошу простить за небольшую заминку, столько покупателей, море работы! - извинился продавец счастья Михаил. - Вы у нас, я смотрю, впервые?
 
- А вы помните всех покупателей в лицо? - удивилась я.
 
- Разумеется! Ведь решив однажды быть счастливым, человек обычно становится нашим Постоянным Покупателем Счастья, - объяснил Михаил.
 
- А что в ваших товарах такого особо счастливого? - с некоторым сомнением спросила я.
 
- Ах, я совсем вас заговорил! - спохватился Михаил. - Разрешите мне провести для вас небольшую экскурсию и показать, так сказать, товар лицом.
 
Он подхватил меня под локоть и повлёк к прилавкам.
 
- Обратите внимание! Волшебные калейдоскопы! Придают яркость жизни! Постоянная смена впечатлений, феерия красок, множество разнообразных комбинаций!
 
- Но это же просто игрушка! - запротестовала я.
 
- А вы, разумеется, полагаете, что жизнь - серьёзная штука? - спросил Михаил.
 
- Ещё какая серьёзная! - подтвердила я. - Если бы взрослым можно было играть, как детям+
 
- Так играйте! - предложил Михаил. - Кто же вам, взрослому человеку, может запретить?
 
- Ну, у меня обязанности + работа. И всё такое, - уныло возразила я.
 
- А вы в это играйте! Для начала - положите в сумочку калейдоскоп. И когда скучно, грустно или совсем заработались - уделите ему минутку времени. И увидите, как жизнь заиграет яркими красками.
 
- Я подумаю, - дипломатично сказала я.
 
- Тогда продолжим! - предложил Михаил. - Я продемонстрирую вам в действии устройство для запуска мыльных пузырей. Посмотрите! Посмотрите! Какие они разные! И как они лопаются!
 
- Ну и что? - не поняла я.
 
- Да как же "ну и что"? - ликующе вскричал Михаил. - Все ваши проблемы лопаются как мыльные пузыри. Легко! Красиво! Радостно! Разве не счастье?
 
- Если бы в жизни они так легко лопались, - вздохнула я.
 
- Большинство наших проблем сильно раздуты. Прямо как эти пузыри. Научитесь относиться к проблеме, как к мыльному пузырю - посмотрите на неё, полюбуйтесь её переливами, формой, размером - и позвольте ей лопнуть! Вот так! - и он выпустил ещё серию радужных пузырей.
 
Нет, этот Михаил говорил странные вещи. Но почему-то мне хотелось ему верить! Было в нём что-то такое убедительное.
 
- Ну хорошо, возможно, в этом что-то есть, - согласилась я. - Но поверить в то, что калейдоскоп и мыльные пузыри - и есть счастье, я не могу. Вы уж извините.
 
- Тогда пойдёмте в отдел тканей! У нас замечательный отдел тканей, - ничуть не огорчился Продавец Счастья. - Вперёд, навстречу счастью!
 
Я поспешила за ним к следующему прилавку. Там действительно наблюдалось немыслимое разнообразие тканей самых невероятных расцветок. Продавец отдела как раз обслуживал даму средних лет.
 
- У вас есть какой-нибудь весёленький ситчик? - спрашивала она.
 
- Разумеется, мадам! Вот, взгляните! - радостно сообщил продавец, раскидывая перед ней нежно-зелёный ситец, на котором были изображены смешные танцующие зайчики. Исключительно весёленький! Давайте вместе посмеёмся!
 
И засмеялся первым, а за ним - дама. Они заливались весёлым смехом, явно довольные друг другом и жизнью. Я тоже невольно заулыбалась.
 
- Я сошью себе весёленький фартучек и кухонные рукавички! И когда буду готовить обед, смешинки будут попадать в пищу. И вся моя семья будет веселиться! - решила дама.
 
Я невольно залюбовалась её лицом - оно было словно бы подсвечено изнутри, а в глазах в уголках губ всё ещё плясали смешинки.
 
- Иногда достаточно окружить себя приятными вещами, чтобы жизнь стала такой же приятной, - пояснил Михаил.
 
- Вот так просто? - не поверила я. - Но это же такие мелочи?
 
- Ну, собственно, жизнь и состоит из мелочей, - доверительно сказал Михаил. - И счастье строится тоже из мелочей. Мы же говорим: "Мелочь, а приятно!". А представляете, что будет, когда приятных мелочей станет много?
 
- Ну да, представляю! - заулыбалась я. - Это будет счастье!
- Вы уже поняли суть нашего товара! - восхитился Продавец Счастья Михаил. - Но это ещё не всё! Идём те же, идёмте! Я хочу показать вам нашу новинку! Большая Книга Счастья! Только что поступила!
 
В книжном отделе было много всего, но Михаил не дал мне хорошенько рассмотреть книги. Он сразу сунул мне в руки симпатичный томик в яркой обложке. Я раскрыла его наугад - и очень удивилась. Там ничего не было! То есть почти ничего: наверху страницы было написано: "Сегодня был самый счастливый день в моей жизни!!!", а внизу страницы - "А завтра будет ещё лучше!". А сама страница была чистой - просто разлинована, как тетрадь для первоклассника. Я листала страницу за страницей - вся книга была такой.
 
- Ну как вам? - горделиво спросил Михаил.
 
- Но здесь же ничего не написано! - возмутилась я.
 
- Ну конечно! - подтвердил Михаил. - В этом и суть! Вы будете писать её сами.
 
- Как сама? - опешила я. - Но я же не умею!
 
- Сегодня это так. Завтра всё может измениться, - загадочно сказал Михаил. - Вы разрешите прочитать вам небольшую лекцию?
 
- Да, конечно, - я была совершенно заинтригована.
 
- Каждый наш день наполнен разными событиями, и одни нам нравятся, а другие - нет. Как ни странно, мы почему-то запоминаем именно "плохие" события, а хорошие нет, потому что они нам кажутся в порядке вещей. В результате наше счастье очень омрачено! Вы со мной согласны?
 
- Да, правда, - созналась я. - Иногда какая-нибудь мелочь может испортить целый день.
 
- Большая Книга Счастья предлагает пойти прямо противоположным путём! Записывать в неё только счастливые события. Не менее пяти за день! Больше - можно, меньше - нет.
 
- Да где же я наберу столько счастливых событий за день? - запротестовала я.
 
- А вот позвольте не согласиться, на самом деле это легко, вы просто ещё не пробовали, - возразил Продавец Счастья. - Конечно, в первые дни придётся перестраивать своё мышление на новую волну. Но вы быстро войдёте во вкус, это ведь так приятно! Вы попробуйте, попробуйте прямо сейчас! Что сегодня у вас было счастливого?
 
- Я не знаю, - сникла я. - Какой-то тяжёлый был день.
 
- Вы сегодня получали травмы?
 
- Нет, что вы, - испугалась я.
 
- Ну вот, уже счастье! Так и запишем, - обрадовался Михаил. - Вы сегодня что-нибудь теряли?
 
- Да, потеряла важный документ, но потом нашла среди бумаг, - подтвердила я.
 
- О, но это же счастье! Ведь правда? - продолжал обучение Михаил.
 
- Правда, - согласилась я. - Счастье, что он нашёлся.
 
- Ну, теперь сами, у вас уже получается, - подбодрил меня Михаил.
 
- Ну сегодня собачку смешную видела. Такая лохматая-лохматая, и в пальтишке! Как в цирке. И хозяйка у неё такая же! Тоже лохматая! Они похожи!
 
- Ну вот! Замечательно! У вас прекрасно получается! - похвалил Михаил.
 
- А ещё я сегодня наконец-то доделала отчёт. Устала - но закончила! - похвасталась я.
 
- Это - четыре, - сосчитал Михаил. - Остался пятый эпизод. Итак?
 
- Так, что же было потом? - соображала я. - Потом был дождь. И я шла домой, а там дорогу ремонтируют. И я пошла в обход. Да! Потом я зашла в ваш чудесный магазинчик! - воскликнула я. - Запишите!
 
- Охотно, - застрочил Продавец Счастья. - Польщён тем, что вы сочли возможным включить это в список счастливых событий. Итак, пять эпизодов записаны! Ваша Большая Книга Счастья уже пишется!
 
- И так каждый день? - спросила я. - А когда закончатся страницы?
 
- К тому времени ваш разум уже привыкнет фиксировать счастливые события автоматически, и не по пять событий за день, а гораздо больше, - пообещал Михаил. - И ваша жизнь будет просто-таки наполнена счастьем!
 
- Большое спасибо, - поблагодарила я. - Пожалуй, я возьму эту Книгу Счастья.
 
- Примите её в дар от нашего магазина, - изящно наклонил голову Михаил. - Мы всегда дарим что-нибудь новому покупателю.
 
- Какое счастье! - обрадовалась я. - Спасибо вам!
 
- Ну, вот уже и шестой пункт в вашем сегодняшнем Счастье, - улыбнулся Михаил.
 
- Да, разумеется! И ещё я приобрету устройство для лопанья проблем и калейдоскоп для увеличения яркости жизни! Это счастье семь и восемь! - выпалила я.
 
- Я очень рад! Вам упаковать в фирменный пакет?
 
- Да, пожалуйста, - попросила я, всё ещё улыбаясь.
 
Пакет был тоже очень симпатичный - оранжевый, в крупный белый горох. На нём было написано: "Мы обречены быть счастливыми!". Надпись мне понравилась.
 
Михаил провожал меня до выхода. На двери была большая красивая табличка: "Выход есть!". И табличка мне тоже понравилась.
 
- У нас такие таблички на всех дверях, - сообщил Михаил. - Чтобы не забывать, что выход есть всегда! Спасибо за покупки. Заходите к нам ещё.
 
- Я обязательно зайду, - пообещала я. - Я хочу покопаться и в других товарах.
 
- О, мы всегда рады постоянным покупателям! - восхитился Михаил.
 
- К вам, наверное, ходит весь наш город? - поинтересовалась я.
 
- К сожалению, нет! - огорчённо сказал Продавец Счастья. - Как ни странно, все говорят, что хотят быть счастливыми, но далеко не каждый стремится хоть что-то для этого сделать. Но мы работаем над этим! Совершенствуем ассортимент, упаковку, рекламу. Так что вы всегда найдёте для себя что-то новое и интересное. До свидания! И счастья вам!
 
Мелодично звякнул колокольчик, и я вышла на улицу. Душа моя пела. Я шла домой, и люди задерживали на мне взгляды. Наверное, из-за моего оранжевого пакета. А может быть, потому, что я никак не могла расстаться с улыбкой. А может, я сейчас сияла, как та старушка, что встретилась мне у входа. И это тоже было счастье.
 
- Девять, - машинально отметила я. - Надо не забыть записать в мою Большую Книгу Счастья
 

 "ИЛЛЮЗИЯ ИЛИ РЕАЛЬНОСТЬ"  (Автор не известен) 

 "Билет на поезд я купила под влиянием душевного порыва. Вот рванулась душа отчаянно из той темницы, где ей было и темно, и тесно – и за полчаса я покидала вещи в сумку, примчалась на вокзал, купила билет, села в вагон, и…  И вот уже поезд тронулся, колеса застучали, «любимый город в синей дымке тает», как поется в популярной песне. Я приобрела билет в купе (плацкартных не оказалось), здорово переплатила, но теперь даже радовалась: мне хотелось тишины и одиночества – просто глазеть в окно, наблюдая, как вместе с чахлыми придорожными кустиками убегают в прошлое все мои проблемы. Я и не заметила, как доехала до следующей станции. Поезд зашипел и остановился, залязгали двери вагонов.

- Разрешите? – в купе протиснулся мужчина. – Здравствуйте, девушка. Похоже, мы с вами попутчики.

- Угу, – невежливо буркнула я. Не настроена я была вступать в разговоры, знакомиться и вообще реагировать на окружающий мир.

- О, какая восхитительная роза! – с энтузиазмом сказал мужчина, прикоснувшись к унылой пластмассовой вазочке, стоявшей на столике. Я посмотрела – там действительно была роза. Свежая, нежная, благоуханная, с капельками росы на лепестках. Что за черт??? Я могла бы поклясться, что эта вазочка с самого начала и даже еще секунду назад была совершенно пуста. Определенно! Но по купе уже плыл  тонкий розовый аромат, что доказывало ее материальность.

- Ее здесь не было, – сказала я. – Это вы ее поставили?

- Ну что вы! Не я. Просто – обыкновенное чудо.

- Вы лжете, – твердо определила я. – Хотите сказать, что я рехнулась? Что у меня уже крыша поехала? Что я ничего вокруг не замечаю, да?

Я с ужасом понимала, что нахожусь на грани истерики, и еще чуть-чуть – пойду вразнос.

- А это вам, – сказал мужчина, сделал неуловимое движение рукой, и в ней оказалась шоколадка.

- Как вы это делаете? – напряженно спросила я, уставившись на его пальцы.

- Не обижайтесь на меня. Привычка. Я – иллюзионист.

- Кто?

- Иллюзионист. Фокусник. Артист оригинального жанра. Но мне нравится слово «иллюзионист». Я – мастер иллюзий. Это я вам, девушка, могу без ложной скромности доложить.

- Так роза – ваша?

- Моя, – покаянно кивнул он. – Вы были такая грустная, мне просто захотелось сделать вам приятное. Я не ожидал, что безобидный цветок может так испугать.

- Меня сейчас все может испугать, – ответила я. – Ситуация такая… пугающая.

- Пугающих ситуаций не бывает, бывают испуганные люди, – сообщил иллюзионист. – Я могу вам чем-то помочь?

- Нет, конечно, – мотнула головой я. – Вы-то чем поможете? Незнакомый человек, просто попутчик…

- Э-э-э, не скажите, – не согласился он. – Именно незнакомый человек и может стать тем, кто увидит вашу ситуацию непредвзятым, «незамыленным» глазом, и оценит ее беспристрастно, не принимая ничьей стороны. Вам от меня ничего не нужно, мне от вас ничего не нужно – встретились и разошлись. Так что пользуйтесь случаем!

- Знаете, не лезьте вы ко мне в душу с вашими разговорами! – рассердилась я. – Тоже мне, спаситель! Иллюзионист… Мне своих иллюзий хватает – во! – и я для наглядности чиркнула ребром ладони по подбородку.

- Ого, да вы почти захлебнулись в собственных иллюзиях, – нисколько не обидевшись, озабоченно сказал он. – Еще чуть-чуть – и они в вас хлынут через рот. Надо срочно чем-нибудь запить! Айн, цвай, драй – ап!

Дверь приоткрылась, и в проеме возникла проводница, немолодая и полная, с усталым недовольным лицом.

- Билеты приготовим, пассажиры.

- Хорошо, приготовим. А пока… Два стаканчика кипяточку, если вас не затруднит. А чаек у нас свой, – распорядился попутчик. Голос у него был негромкий, но властный, проводница сразу закивала и сгинула – видимо, за кипяточком.

Мы едва успели достать билеты, когда она вернулась с двумя стаканами в допотопных металлических подстаканниках с эмблемой ЖД.

- И лимончик! – заботливо сказала она, почтительно опустив на стол блюдечко с желтыми кружочками.

- Вы – чудо! – искренне восхитился иллюзионист, и в его руках оказался тюбик. – Это вам, чтобы сберечь вашу красоту для мира.

- «Атласные ручки»! Линии «Мерилин»! – ахнула проводница, заворожено уставившись на тюбик. – Вы… волшебник!

- Вы тоже, моя дорогая, – задушевно сказал он. – Все мы волшебники, каждый в своем роде…

Проводница удалилась, светясь от счастья, а я воззрилась на него уже внимательнее. Мужчина был на вид совершенно обыкновенный: немолод, не сказать чтоб красив, но и не урод, конечно. Одет он был в серый костюм и голубую рубашку – и то, и другое так себе, явно не от Кардена. Экипировку дополнял  не то большой портфель, не то небольшой чемодан черного цвета. Собственно, все. Среднестатистический мужчина. Только вот глаза у него были замечательные: темные, глубокие, живые и теплые, и в них, где-то там, глубоко-глубоко, словно бы плясали золотые искорки.

- А крем – тоже иллюзия? – спросила я. – Через минуту растает в воздухе, как мираж?

- Нет, крем настоящий, впрочем, как и роза, – засмеялся он. – Мне не трудно, а ей приятно. Маленькие чудеса всегда приятны. И творить их может каждый, было бы желание.

- А большие чудеса вы творите?

- Я разные творю. Все-таки иллюзионист со стажем…

- А если я вас попрошу? – решилась я.

- Я постараюсь, – серьезно ответил он. – Вы пейте чай, он уже заварился.

Все-таки ловкость рук у него была неимоверная. Я и не заметила, когда он успел кинуть в стаканы по пакетику чая, и теперь к аромату розы и нарезанного лимона примешивался запах корицы, имбиря и, по-моему, еще мяты…

- Рассказывайте, – повелел он, и я не посмела ослушаться. Ух и сила в его голосе, просто мурашки по спине! – Что у вас там стряслось?

- Безвыходная ситуация. Тупик, – начала я и замолчала, собираясь с мыслями.

- Безвыходность – иллюзия, – тут же сообщил он. – Если вы даже и забрели в тупик, то всегда можно выйти через вход.

- А если дверца захлопнулась? Если это даже не тупик, а ловушка? – спросила я.

- Ловушка – это тоже иллюзия. Это просто такая хитроумная задача на логическое мышление. Надо не отчаиваться, а решать – вам даже интересно будет.

- Ничего себе «интересно»! – всплеснула руками я. – Когда ты находишься в замкнутом пространстве, и на тебя со всех сторон давит…

- Абсолютно замкнутых пространств не бывает. И это иллюзия! Уж поверьте старому фокуснику. Всегда имеется какая-то дверка, или окошко, или щелка, или отверстие – в общем, лазейка. Вход, он же и выход.

- А если не имеется? – горько спросила я. – Если вообще – эти стены вот-вот тебя раздавят? Если постоянно приходится сжиматься, скукоживаться, принимать неестественные формы? Если так тесно, что уже начинаешь задыхаться?

- Да, что тогда делать? – спросил он. – Невозможно же сжиматься и скукоживаться до бесконечности? Вот смотрите… – и он сотворил очередной фокус: в его ладони сам собой появился небольшой мячик. – Вот, я его сжимаю, придаю ему неестественную форму… А он сопротивляется и возвращается к естественной. Вот вроде бы я его сжал… Почти получилось! А он не хочет жить в таком состоянии и снова становится круглым… То есть самим собой! Видите?

- Вижу, – кивнула я, внимательно следя за трансформациями мячика. – Но я же не мячик!

- А поему бы вам им не стать? Ну хотя бы на время? – предложил он. – Создать такую иллюзию – ощутить себя резиновым мячиком? Слабо, да?

- Вовсе нет, – слегка обиделась я. – Воображение у меня хорошее. Сейчас, ощутю. То есть ощущу. В общем, попробую!

- Я вам немного помогу, – пообещал он, воздевая руки. – Брамс, бимс, абракадабра!

Не знаю, он ли помог, или я такая талантливая, но у меня получилось сразу. Я сосредоточилась – и вдруг почувствовала себя маленьким теннисным мячиком. Я прямо физически ощущала и свою приятную округлость, и жесткую упругую резину, и ворсистое покрытие, и желание попрыгать, полететь куда-нибудь, отскочить от твердой поверхности…

- А теперь я попытаюсь засунуть мячик воооот в эту шкатулочку, – услышала я как издалека голос иллюзиониста.

В поле моего зрения появилась небольшая коробочка, почти вдвое меньше меня. То есть мячика, конечно. Я хотела сказать, что не помещусь в нее, но не успела: иллюзионист уже стал уминать меня, запихивая в эту самую шкатулку, причем довольно жестко и немилосердно. Я, потеряв дар от такой наглости, только возмущенно пыхтела и отчаянно сопротивлялась, но его сильные и ловкие руки держали меня крепко. «Как в ежовых рукавицах», – подумала я. Наконец, ему удалось со мной справиться, и он даже прихлопнул меня крышечкой. Но тут уж меня просто взорвало. В прямом смысле слова. «Прекратите немедленно!», – хотела завопить я, набрала полную грудь воздуха, и – бу-бух! – шкатулка с треском развалилась, а я вмиг очутилась на воле, воинственно подпрыгивая на месте.

- Тихо, тихо, тихо, – успокаивающе забормотал мой попутчик. – Все уже закончилось. Но сколько же в вас задавленной энергии! Еще чуть-чуть – и вы бы все купе разнесли!

- Ой, извините, – смутилась я, приходя в себя. – Уж очень ярко я все это представила…

- Не удалось захлопнуть вас в ловушке, да? – засмеялся он. – Как вы ее – вдребезги! Вот ведь можете, когда захотите!

- Ну еще бы! – все еще не остыв, с вызовом сказала я. – Вы же меня буквально смяли! Как можно было запихивать такой большой мячик в такую маленькую коробочку? Это же немыслимо!

- Ну а как вы позволяете себя, такую большую, взрослую и красивую девушку, запихивать в рамки чужих представлений, желаний, условий? – живо отозвался он. – Вы давно уже выросли из всех «коробочек», но все еще даете собой играть другим. Вот что немыслимо!

- Я не даю! – возмутилась я. – Я такая, какая есть!

- Ой ли? – усомнился фокусник. – Вот это задерганное, несчастное, испуганное существо, запрыгнувшее в первый попавшийся поезд, чтобы сбежать от себя – это вы и есть? Нет уж. Обманываете. А я не верю! Считайте, что этот фокус не удался.

- Я так выгляжу? – испугалась я. – Задерганно и испуганно? Что, сразу заметно?

- Ну, может, не всем. Но мне, старому опытному иллюзионисту – да, заметно.

- А почему вы решили, что я сбегаю от себя? Вообще-то, если честно, – да, сбегаю. Но не от себя, а от проблем!

- Милая моя! – задушевно взял меня за руку он. – Бегство от проблем – это величайшая иллюзия. Они не отстанут! Они потянутся за вами даже на край света.

- П…почему?

- Потому что вы связаны! Вы же их питаете. Вы им нужны, понимаете?

- Я всем нужна, – горько сказала я. – Иногда мне кажется, что они просто разорвут меня на лоскуты, для индивидуального использования. Это никакая не иллюзия, поверьте. Это и есть моя главная проблема.

- И слово «проблемы» предлагаю заменить: вообще-то все проблемы – это задачи, которые требуется решить. Только и всего. Как на контрольной. Сделал дело – гуляй смело.

- Эк у вас просто получается! – хмыкнула я. – Заменил проблемы на задачи – и все волшебно изменится, так, что ли?

- Уверяю вас. Это очень простой фокус, для первоклассников. Освоить его – раз плюнуть. Попробуйте! Ну, вспомните школьную программу! «В бассейне две трубы, в одну трубу вода втекает, а из другой вытекает…».

- Ну, у меня такая проблема… То есть задача, – неуверенно начала я. – Понимаете, все от меня чего-нибудь хотят. Каждый день, каждый час, каждую минутку. Я нарасхват, я всем нужна. Я разрываюсь, я надрываюсь, я спешу все успеть и всем помочь. А мне, похоже, уже никто не нужен! Я обессилена и все время хочу спать. Я – бассейн, из которого стремительно утекает вода. Иногда мне кажется, что я умираю. Все…

- Не все, – возразил иллюзионист. – Пока это только условия задачи. А что требуется узнать?

- Через сколько времени бассейн окончательно опустеет, – мрачно ответила я. – Или, скажете, что опустевшие бассейны – это тоже иллюзия?

- Нет, это не иллюзия, – серьезно ответил он. – Опустевшие бассейны – это страшно. Я видел такие. Но только я прошу вас подумать: а вы точно хотите узнать именно это?

- Именно что?

- Через какое время вода в вашем бассейне окончательно иссякнет?

- Н-нет… Это я от отчаяния. Черный юмор. На самом деле я хотела бы узнать, как сделать, чтобы мой бассейн всегда был… полноценный. Вернее, полноводный.

- Ага! Так сейчас вы, стало быть, считаете себя неполноценной! – обрадовался фокусник. – А почему, собственно?

- Потому что не соответствую! – сердито сказала я. – Не оправдываю ожиданий, понимаете?

- Чьих?

- Да чьих угодно! Родительских, например. Начальства. Мужчин. Подруг. Своих, в конце концов.

- Уточним условия задачи, – предложил он. – В чем заключаются ожидания?

- Ну, родители хотят, чтобы я состоялась в этой жизни: сделала карьеру, вышла замуж, нарожала им внуков, посещала все семейные тусовки и была послушной девочкой. Начальство хочет, чтобы я неуклонно повышала производительность труда и работала за двоих, за троих, за целый батальон – желательно за одну зарплату… Мой любимый мужчина хочет, чтобы его обожали, понимали и принимали таким, какой он есть, но при этом постоянно требует, чтобы я изменила в себе и то, и это, и еще что-то… Подруги хотят, чтобы я в любое время дня и ночи была готова послушать, посоветовать и утереть слезы. А я… я уже ничего не хочу. Устала. Сбежала. Меня нет.

- Вас нет… – медленно повторил он. – Вы просто потерялись в темном лесу чужих ожиданий. Вы уже сами перестали понимать, кто вы, куда вы и зачем живете, так?

- Да нет же! – запротестовала я. – Это-то я как раз хорошо понимаю. Человек должен жить для других, приносить пользу обществу. Для этого он и приходит в этот мир.

- Величайшая иллюзия! – веско сказал фокусник. – Вовсе не для этого!

- А для чего?

- Для того, чтобы понять, кто он есть на самом деле, и выполнить то, для чего он предназначен! Вот этот мячик – зачем он пришел в этот мир?

- Чтобы им играли в теннис, – недоумевающее ответила я.

- И это его предназначение! На нем нельзя жарить яичницу, его нельзя надеть вместо тапочек, к нему не прибьешь полочку. Потому что его дело – служить для игры в теннис. Он радуется и скачет по корту, с азартом отскакивает от ракетки при ударе, коварно уходит в аут. Он счастлив от того, что выполняет то, для чего он создан. Понимаете, о чем я?

- О счастливом теннисном мячике? – неуверенно предположила я.

- Да нет… Я о вас! Почему вы разрешаете использовать вас для всего на свете??? Образно говоря, вы стремитесь объять необъятное и осчастливить весь мир. Но это целиком и полностью ваша иллюзия! Как может осчастливить мир тот, кто сам в глубине души несчастен? И сколько воды можно получить из бассейна, который вот-вот пересохнет?

- Но я… Я просто считаю не вправе отказать кому-то в помощи, внимании, поддержке. Ведь любовь и уважение просто так не даются, их надо сперва заслужить!

- Ну, милая моя, это не я мастер иллюзий, а вы! – развел руками фокусник. – Вы создаете иллюзию собственной незаменимости, чтобы взамен получить иллюзию любви. И на этот затяжной фокус у вас уходит масса энергии. Вот в какую трубу утекает ваша жизненная энергия!

Я призадумалась. Хотелось сказать, что это не так, но… В принципе, чего уж врать себе и этому незнакомцу из поезда, с которым мы скоро расстанемся навсегда? Он говорил чистую правду: да, для меня было очень важно, чтобы меня любили. Принимали. Одобряли. Хвалили. Считали хорошей. И я правда прилагала много усилий, чтобы все было именно так.

- Любовь – это тоже иллюзия? – спросила я, вспомнив его последние слова.

- Нет, любовь – это как раз настоящее, – серьезно ответил фокусник. – Любовь – наполняет. Только не стоит путать любовь с желанием признания и одобрения. Любовь – питает, желания – опустошают. Научитесь любить себя, и вы с радостью будете делиться ею с другими, не ожидая одобрения и благодарности, просто – от полноты чувств.

- Но я не знаю, как! – воскликнула я.

- Вам придется научиться этому. Постепенно, конечно. Но вы умница, и у вас получится. Вот увидите: в самом скором времени от ваших иллюзий и заблуждений не останется и следа.

- По-моему, это не так уж просто, понадобится какое-то время,  – заметила я.

- Вы правы, – развел руками он. – Так может, имеет смысл для начала хотя бы поменять свои заблуждения на более позитивные?

- А что, так можно?

- Да почему же нет? – развеселился иллюзионист. – Меняйте на здоровье! Уж собственные-то иллюзии вы точно можете выбирать сами!

- Тогда… А можно, я превращу свой бассейн во что-нибудь другое?

- Да пожалуйста! – разрешил он.

Я зажмурилась и представила себя… фонтаном. Он был большой, круглый, многоструйный, и на нем играли радужные блики. В чаше плавали золотые рыбки и плескались малыши. А вокруг на скамеечках сидели люди и наслаждались прохладой, исходящей от меня в жаркий летний денек. Я вовсе не ждала их одобрения – разве фонтаны нуждаются в благодарности? Я просто наслаждалась напором воды, и упругостью струй, и тому, как они играют и переплетаются между собой, и мне было хорошо уже от того, что я существую.

- Какое у вас лицо. Замечательное. Одухотворенное! – сказал мой попутчик.

- Я хочу просто быть, – ответила ему я, не открывая глаз. – Просто быть, такой свободной и полноводной, и не думать о том, кому я нравлюсь и что я должна.

Голос мой задрожал – мне захотелось плакать. Как будто внутри меня действительно забил фонтан и стал наполнять меня влагой. Но поплакать я не успела, потому что в дверь деликатно постучали.

- Скоро Тамбов. Вы просили… – сообщила проводница, взирая преданным взглядом на дарителя «Атласных ручек».

- Благодарю вас, мадемуазель, – поклонился фокусник, вручая ей невесть откуда взявшийся апельсин. – Хорошего вам настроения и благодарных пассажиров!

- Вы уже выходите? – искренне огорчилась я.

- Да, это так. Я приехал.

- Жаль, что так быстро. Вот так всегда: только познакомишься с интересным человеком, как уже пора расставаться.

- Расставание – тоже иллюзия, – улыбнулся он. – Вы думаете, это я, старый фокусник, так уж вам интересен? Не думаю. Вам интересна та информация, которую вы получили. А она приходит разными путями, и от кого угодно.

- Спасибо, – поблагодарила я. – Вы мне очень помогли.

- Я рад, что смог быть вам полезен. Но заметьте – только до определенной границы, в данном случае – до Тамбова! А тут у меня начнется своя жизнь, а у вас – своя. Надеюсь, уже немножечко другая. Ведь и вы уже другая…

… Я могла бы поклясться, что когда он выходил в Тамбове, а я его провожала до тамбура, на столике было чисто (стаканы проводница унесла и даже столик протерла). А вот когда я вернулась – там лежал тот самый теннисный мячик, который так отчаянно не хотел сжиматься до размеров коробочки. Я взяла его в руки и покатала на ладошках.

- Я никогда не буду принимать уродливые формы, – пообещала я ему. – Только ты мне об этом напоминай, ладно?

Мячик слегка дрогнул, словно кивнул. Согласился, значит. Наверное, это была иллюзия. Но я ее выбрала,  и значит, для меня она стала реальностью.

- Благодарю вас, мой дорогой иллюзионист, – прошептала я мячику. – Мне сейчас так хорошо… Я – очень счастливый мячик!

Меня переполняли чувства. Похоже, что во мне и впрямь забил фонтан. Это фонтанировали новые идеи, планы и мечты. И это точно была никакая не иллюзия, а самая что ни на есть реальность!"



"МАЛЕНЬКАЯ ДУША И СОЛНЦЕ " (Нил Дональд Уолш)

Жила-была вне времени одна Маленькая Душа, которая сказала Богу:

- Я знаю, кто я есть!

- Замечательно, - ответил Бог, - и кто же ты?

И Маленькая Душа прокричала:


- Я есть Свет!


Бог улыбнулся своей большой улыбкой и сказал:


- Верно! Ты есть Свет!


Маленькая Душа была очень счастлива, так как поняла то, что рано или поздно понимают все души в Царстве Бога.


- Ух ты, - сказала Маленькая душа, - а ведь это на самом деле круто!

Но вскоре, одного знания того, кто она есть ей стало недостаточно. Маленькая Душа почувствовала волнение внутри и захотела узнать, что это такое. Для этого Маленькая Душа вернулась к Богу (что само по себе, совсем не плохая идея для всех душ, которые хотят быть тем, Кто Они Есть на Самом Деле) и сказала:

- Привет, Бог! Теперь, когда я знаю, Кто Я Есть, можно ли мне быть этим?


И Бог ответил:


- Ты хочешь сказать, что ты желаешь быть тем, Кем Ты Уже Являешься?


- Видишь ли, - ответила Маленькая Душа, - одно дело знать, Кто Я Есть, и совсем другое на самом деле быть этим. Я хочу почувствовать, каково это быть Светом!


- Но ведь ты уже есть Свет, - повторил Бог, снова улыбаясь.


- Да, но я хочу узнать это, почувствовав! - крикнула Маленькая Душа.


- Ну что ж, - сказал Бог посмеиваясь, - Я должен был предвидеть это. Ты всегда была авантюристкой. Но потом он сказал с другой интонацией - Только, есть тут одна вещь...


- Какая? - спросила Маленькая Душа.


- Нет ничего кроме Света. Видишь ли, я создал только то, чем ты и являешься; и потому простого пути узнать себя как то, Кто Ты Есть у тебя нет, так как нет ничего, чем бы ты не была.


- Эээ... , - сказала Маленькая Душа, которая была теперь несколько озадачена.


- Подумай об этом вот как, - сказал Бог, - Ты подобна свече, составляющей Солнце. И тебе там настолько хорошо, вместе с миллионами, триллионами и триллиардами других свечей, которые и создают Солнце. И солнце не было бы Солнцем без тебя. Более того, Солнца бы не было, если бы не было хотя бы одной свечи... , потому что оно бы уже не сияло так ярко. И вот, как узнать себя как свет, когда ты находишься в самом Свете? Вот в чем вопрос.


- Хорошо, - оживилась Маленькая Душа. - Ну ты же Бог, - придумай же что-нибудь!


И тогда Бог улыбнулся еще раз и сказал:


- Я уже придумал. Поскольку ты не можешь увидеть себя как Свет, если ты находишься в Свете, мы окружим тебя темнотой.


- А что такое темнота? - спросила маленькая душа.

- Это то, чем ты не являешься, - ответил Бог.
- Я ведь буду бояться темноты? - заплакала Маленькая Душа.

- Только в том случае, если ты выберешь это, - ответил Бог, - На самом деле, нет ничего, чего стоило бы бояться, за исключением того чем ты не являешься. Видишь ли, мы сами придумываем всё это. Мы разыгрываем себя.


- О, - сказала Маленькая Душа, и ей стало гораздо легче.


После этого Бог объяснил, что для того, чтобы вообще что-либо почувствовать, должно появиться нечто прямо противоположное. И это великий дар, - сказал Бог, - ведь без этого ты бы не смогла узнать, на что это похоже. Ты не можешь узнать Тепла без Холода, Верха без Низа, Быстро без Медленно. Ты не можешь узнать Лева без Права, Здесь без Там, Теперь без Тогда.

Таким образом, - продолжил Бог, - когда ты будешь окружена темнотой, не грози кулаком,  не повышай голос и не проклинай темноту. Но вместо этого будь Светом в этой темноте и не сходи с ума по этому поводу. Тогда Ты узнаешь, Кто Ты Есть на Самом Деле, и все остальные это тоже узнают. Позволь своему Свету сиять настолько ярко, что все узнали, какая ты особенная!

- Ты имеешь ввиду, что это хорошо - позволить другим увидеть, насколько я особенная? - спросила Маленькая Душа.


- Ну разумеется! - засмеялся Бог, - это очень даже хорошо! Но помни, что "особенный" не означает "лучше". Каждый является особенным, но по своему! Однако, многие забыли это. Но они поймут, что это хорошо - быть особенным, только когда ты поймешь, что для тебя хорошо быть особенной.


- Ух ты, - сказала Маленькая Душа, танцуя, смеясь и прыгая от радости, - Я могу быть такой особенной, какой захочу


- Да, и ты можешь начать прямо сейчас, - сказал Бог, который принялся танцевать и смеяться и прыгать вместе с Маленькой Душой, - Какой частью особенного ты хочешь быть?


- Как это, какой частью особенного? - повторила Маленькая Душа, - я не понимаю.


- Понимаешь, - начал Бог, - быть Светом - значит быть особенным, а быть особенным, включает в себя много разных частей. Быть добрым - значит быть особенным. Быть нежным - значит быть особенным. Быть творческим, изобретательным - также значит быть особенным. Быть терпеливым - это тоже значит быть особенным. Можешь ли ты придумать какие-то иные способы быть особенным?


Маленькая Душа посидела немного в молчании.


- Я могу придумать множество способов быть особенной! - воскликнула она наконец, - Быть поддерживающим - значит быть особенным. Быть отдающим - это быть особенным. Быть особенным - это и быть дружелюбным. И быть заботливым - это тоже значит быть особенным.

- Да! - согласился Бог, - и ты можешь быть всем этим или любой другой частью особенного, какой пожелаешь в любой момент. Это и означает быть Светом.

- Я знаю, чем я хочу быть, я знаю, чем я хочу быть! - радостно объявила Маленькая Душа, - Я хочу быть той частью особенного, которая называется "прощающий". Ведь быть прощающей - значит быть особенной?


- О, да, - с уверенностью сказал Бог, - это очень особенно.


- Хорошо, - сказала Маленькая Душа, - именно этим я и хочу быть. Я хочу быть прощающей. Я хочу узнать себя как прощающая.


- Хорошо, - сказал Бог, - но есть одна вещь, о которой тебе следует знать.


Маленькая Душа стало немного не по себе. Теперь ей казалось, что на каждом шагу её ожидают новые осложнения.


- Что же это такое? - спросила она со вздохом.


- Нет никого, кого можно было бы простить.


- Никого? - она едва могла поверить тому, что только что услышала.


- Никого! - ответила Бог. - всё, что я создал - совершенно. Нет ни одной другой души во всём, что Я создала, которая была бы менее совершенна, чем ты. Посмотри вокруг.

И именно тогда Маленькая Душа поняла, что вокруг собралась большая толпа других душ. Эти души пришли издалека и отовсюду из самых разных уголков Мира, ибо все узнали, что Маленькая Душа ведёт необычайный разговор с Богом, и все хотели услышать, о чём идёт речь.

Глядя на бесчисленное множество душ, собравшихся здесь, Маленькая Душа была вынуждена согласиться. Ни одна из душ не выглядела менее замечательно, менее великолепно или менее совершенно чем она сама. Это было так удивительно, и столь ярок был их свет, что Маленькая Душа едва могла на них смотреть.

- Так кого же прощать? - спросил Бог.

- Ммм-да, - сказала Маленькая Душа, - повеселиться, похоже, не удастся. А я-то хотела узнать себя как То, Что Прощает. Я хотела узнать, как эта часть особенного себя чувствует при этом.

И Маленькая Душа узнала, каково это - быть грустной. И именно в этот момент к ней подошла другая Дружелюбная Душа:

- Не волнуйся, Маленькая Душа, - сказала ей Дружелюбная Душа, - я помогу тебе.


- Правда? - засветилась Маленькая Душа, - но что же мне нужно сделать для этого?


- Да ничего - я могу дать тебе того, кого ты сможешь простить!


- Ты можешь?


- Конечно! - улыбнулась Дружественная Душа, - я могу прийти в твою следующую жизнь я сделать то, за что ты сможешь меня простить.


- Но зачем? Зачем тебе делать это? - спросила Маленькая Душа, - Тебе, самому совершенному Творению! Тебе, которая вибрирует с такой скоростью, что рождается Свет, настолько яркий, что я не могу смотреть на тебя! Что может заставить тебя захотеть уменьшить свои вибрации, что твой яркий свет станет тёмным и тяжелым? Что может послужить причиной того, что ты, которая есть Свет; ты, которая танцует со звёздами и движется через Мир со скоростью мысли, захотела бы придти в мою жизнь и сделать себя настолько тяжёлой, что ты смогла бы сделать что-то плохое?


- Просто, - сказала Дружелюбная Душа, - я сделаю это, потому что люблю тебя.


Маленькая Душа была удивлена, услышав такой ответ.


- Не стоит так удивляться, - сказала Дружественная Душа, - ты уже делала то же самое и для меня. Неужели ты не помнишь? О, мы же столько раз уже танцевали вместе, ты и я. Сквозь целые эпохи на протяжении стольких лет мы танцевали с тобой этот танец. Все это время, во многих местах мы играли с тобой вместе Неужели ты не помнишь?

Мы обе были уже Всем Этим. Мы были и Верхом и Низом, и Левым и Правым. Мы уже были и Там и Здесь, Теперь и Тогда. Мы уже были Всем Этим. Мы были и мужчинами и женщинами, хорошим и плохим; мы обе уже бывали и жертвами и злодеями.

Так мы и поступали прежде множество раз друг для друга, ты и я; и каждая создавала для другой совершенную возможность для того, чтобы Проявить и Познать, то Кем Мы Являемся На Самом Деле.


- Таким образом, - стала объяснять Дружелюбная Душа дальше, - в этот раз в нашей следующей жизни я предстану перед тобой как "плохая". И я сделаю что-то действительно ужасное и тогда ты сможешь познать себя как Та, Которая Прощает.


- Но что же ты сделаешь? - спросила Маленькая Душа, немного нервничая, - что будет этим действительно ужасным, что ты сделаешь?


- О, - сказала Дружелюбная Душа улыбаясь, - мы непременно придумаем что-нибудь.


Но после этого Дружелюбная Душа стала серьёзнее и сказала тихим голосом:


- Знаешь, в одном ты определённо права.


- В чём? - захотела узнать Маленькая Душа.


- Мне действительно понадобится замедлить мои вибрации и стать очень тяжёлой для того, чтобы сделать эту не очень приятную вещь для тебя. Мне придётся притворяться быть чем-то совершенно на меня не похожим. И теперь я хочу попросить тебя об одной ответной услуге.


- Да всё что хочешь! Всё, что ты пожелаешь! - воскликнула Маленькая Душа, начав петь и плясать, - Я буду прощающей! Я буду прощающей! - и тут Маленькая Душа заметила, что Дружелюбная Душа продолжала оставаться молчаливой.


- Так что ты хочешь? - спросила Маленькая Душа, - Что я могу сделать для тебя? Ты просто ангел, согласившись сделать это для меня.


- Ну, разумеется, эта Дружелюбная Душа и есть ангел! - прервал их беседу Бог, - Каждый и есть ангел. Помни всегда: Я посылаю вам только ангелов и никого кроме них.


И Маленькая Душа сгорала от нетерпения сделать что-нибудь для того, чтобы исполнить просьбу Дружественной Души:


- Так что же я могу сделать для тебя? - спросила она снова.


- Когда я стану бить тебя и причинять тебе боль, - начала Дружелюбная Душа, - в тот момент, когда я сделаю тебе худшее изо всего того, что ты только можешь себе представить... В этот самый момент...


- Да? - прервала её Маленькая Душа, - так что же...?

 
Дружелюбная Душа молча взглянула на Маленькую Душу и затем молвила:

- Помни, Кто Я Есть На Самом Деле.


- О, ну конечно! - воскликнула Маленькая Душа, - Я обещаю! Я всегда буду помнить тебя такой, какой вижу тебя здесь и сейчас.


- Хорошо, - сказала Дружелюбная Душа, - потому что, видишь ли в чём тут дело: Я буду очень сильно стараться притворяться, и я скорее всего, забуду то, Кто Я Есть На Самом Деле. И если ты не будешь помнить то, Кто Я Есть На Самом Деле, я могу забыть об этом на очень долгое время. И если я забуду, Кто Я Есть, - ты можешь даже забыть Кто Ты Есть и мы обе потеряемся. И тогда нам потребуется еще одна душа, которая придёт и напомнит нам о том, Кто Мы Есть.


- Нет! Нам этого не потребуется! - снова пообещала маленькая Душа, - Я буду помнить, кто ты есть! И я буду благодарна тебе за тот дар, который ты принесёшь мне - шанс познать и почувствовать то, Кто Я Есть.

И соглашение было заключено, и Маленькая Душа отправилась в свою новую жизнь, взволнованная тем, что будет Светом, что само по себе было очень особенным; и вдвойне радостная оттого, что сможет быть той частью этого особенного, которая называется Прощение.

И Маленькая Душа с нетерпением ждала, когда у нее появится возможность проявить себя как Прощение и поблагодарить ту другую душу, которая сделает это возможным.

И в каждый момент этой новой жизни, когда новая душа появлялась на сцене, и что бы эта новая душа не приносила в жизнь Маленькой Души - радость или печаль, и в особенности, если это была печаль, Маленькая Душа думала о том, что сказал ей Бог:
 - Всегда помни, - улыбался Бог, - Я всегда посылаю вам только ангелов, и никого кроме них...
 

 

"СКАЗКА О ЛЮБВИ"  (Игорь Саторин)

Однажды одна юная, но очень смелая особа решила узнать, что такое любовь, и отправилась, как это водится, к волшебнице, которая жила на зеленом холме за облаком. Волшебница услышала просьбу девушки и рассмеялась:

- Что же ты милая ко мне пришла? За этим обычно к принцам ходят, коих нынче развелось великое множество: все покажут и научат.

- К принцам уже ходила, - грустно ответила девушка, - и теперь хочу убедиться – правильно ли я понимаю, что такое любовь.

- Ну, хорошо, - ответила с пониманием волшебница, - попробуем разобраться!


- Возможно, - предположила девушка, - любовь – это, когда я чувствую, как меня неудержимо тянет к принцу, словно никто и никогда не окажется лучше него?

- Это – влюбленность, - ответила волшебница с теплой улыбкой.

- Возможно, - продолжала девушка, - любовь – это, когда я чувствую страстное желание оказаться в объятиях принца?

- Это – вожделение, - ответила волшебница, задорно подмигнув.

- Тогда, может быть, любовь – это, когда я скучаю по нему?

- Это – привязанность, ответила волшебница, прикрыла глаза, и казалось, о чем-то задумалась.

- Тогда чем любовь отличается от влюбленности? – Спросила девушка.

- Влюбленность, дорогая, – это тяга к принцу, который живет исключительно в твоем воображении. А в любви образ любимого – реален, – ответила волшебница.

- Что значит «образ реален»? – Озадачилась девушка.

- Любя, ты любишь «реального» принца со всеми его недостатками! – Говорила волшебница, - Поэтому любовь возможна только, когда ты принца успела хорошенько узнать: все его привычки, закидоны, достоинства и недостатки. Мы любим, когда пониманием и принимаем настоящего человека!

- А чем отличается страсть от любви?

- Любовь спокойна и «равномерна».

- И что же? Любовь исключает влюбленность, вожделение и привязанность?

- Ну, - улыбнулась волшебница, - иногда бывает все и сразу, поэтому любовь так сложно различить среди всех этих «персистенций».

- Кажется, я запуталась, - грустно ответила девушка.

В это время мимо холма волшебницы проходил ее молодой ученик.

- Вовремя! – воскликнула волшебница, глядя на своего ученика. – Сейчас он нам все расскажет и наглядно покажет!

- Покажет? – переспросила смущенно девушка.

Волшебница подозвала своего ученика – юного чародея, что-то шепнула ему на ухо, и удалилась. Ученик спокойно подошел к девушке и начал говорить:

- Любовь – это приятие и понимание! - Говорил юный чародей, закатив глаза к небу. - Это чистое, утонченное переживание глубинного родства. - Произнес он, чуть краснея, -  Без всяких алхимических примесей любовь совершенно идентична как в отношениях с принцами, так и в дружбе друзей! Романтической любовь делается от примеси привязанности, вожделения и влюбленности, добавляя любви острых ощущений! – ученик волшебницы тараторил, как на лекции, даже не глядя на удивленную девушку. - Дружбу может сопровождать привязанность, но алхимическая примесь вожделения портит весь состав компонентов и дружба кончается. Любовь проявляется, когда мы способны пройти на внутреннюю территорию человека, при этом, не испугавшись образов, которые там увидим.

- Стойте-стойте! – перебила девушка юного чародея. – Какая еще внутренняя территория? Что Вы такое говорите?

- Сейчас покажу!

Мир перед глазами девушки побледнел, и растворился в сером тумане, из которого постепенно начали проступать очертания огромного замка. Теперь рядом с ней стояла волшебница.

- Где мы? – спросила девушка.

- Мы - на внутренней территории моего ученика, - ответила волшебница.

- Что это значит?

- Ну, это значит, что сейчас я тебе покажу на живом примере, что такое любовь.

- Так сразу? А что это за замок?

- Не пугайся! Это – музей внутренних артефактов моего ученика. В каком-то смысле – это он сам и есть!

Приблизившись к музею, девушка увидела, что его стены опоясывали витрины, за которыми можно было увидеть мириады изящных образов, каждый из которых изображал ученика волшебницы в благовидном свете.

- На этих витринах мой ученик - хозяин музея - повесил рекламу экспонатов, которые якобы хранятся в музее. Обычно на витрине рекламируется все самое лучшее и красивое. А то, что в некоторых помещениях музея нас поджидают всякие «страшилки», на витринах обычно не указывается. А уж про «комнату страха», так вообще никто не знает. Даже сам хозяин побаивается туда ходить, - говорила волшебница заговорщицким шепотом, - но я могу тебя и туда сводить, если пожелаешь!

- Нет уж, не хочу! Вы же хотели показать мне любовь?

- Пойдем, - и волшебница повела девушку внутрь музея.

В первом поверхностном помещении уже располагались разные незамысловатые экспонаты и картины, но странное дело: и в этом помещении, большую часть площади занимали пыльные колонны витрин и кипы рекламных проспектов, - изображавших ученика волшебницы в разных образах.

- Это - реклама других помещений музея, - пояснила волшебница, - при этом, в каждом проспекте нам дают четко понять, что просто так в эти помещения нас никто не впустит. Здесь мы с собой должны иметь толстую пачку местной валюты, или хороший кредит доверия. И если этот кредит у нас есть…

- Что тогда? – спросила девушка?

- Тогда мы идем дальше! – и волшебница повела девушку в следующий выставочный зал музея, где висело множество картин, о которых почему-то не было ничего сказано ни на витринах, ни в рекламных проспектах. Некоторые картины девушку пугали, иные удивляли и завораживали. Картины, как пояснила волшебница, изображали разные ситуации из воображения и «реального» прошлого ее ученика.

- Мы должны быть очень осторожны, - тихо произнесла волшебница, - чтобы не задеть неловким движением, или неосторожной фразой какой-нибудь хрупкий предмет этого психического пространства.

Где-то, в углу большого зала девушка увидела раненого зверя. Он смирно сидел в огромной клетке с табличкой «Тень».

- Когда-то этот зверь был настоящим монстром – страшным огнедышащим драконом властолюбия, – пояснила волшебница. - Он охранял этот зал, а временами то и дело вырывался из комнаты на поверхность, громил все витрины, рвал рекламные проспекты, покусывал посетителей музея, удивляя всех своим бешенством и коварством. Мало того, что зверь ревностно удерживал территорию личного пространства моего ученика, так временами он позволял себе похозяйничать и на поверхности его сознания: на стенах музея до сих пор видны следы его когтей. – Волшебница развела руками. – Но с годами мой ученик понял, что дальше бояться уже некуда, и начал заходить в эту комнату, и бороться с монстром за территорию своего собственного сознания. Это продолжалось долго. Борьба ни к чему не приводила. Она только тренировала зверя: делала его еще сильней и страшней. После очередной битвы зверь затихал, но потом вырывался, и в бешенстве пуще прежнего крушил все на своем пути. И тогда мой ученик - хозяин музея решил попробовать действовать иначе. Оставив клинок, он взял с собой кормежку, и попытался приручить зверя. Со временем у него получилось. Иногда хозяин выводил зверя на поверхность погулять под присмотром на привязи, распугивая всех, кто был рядом. Когда зверь стал послушным, мой ученик смог не только сам свободно гулять по этой комнате, но и впускать в нее других, как сейчас.

В это время юный чародей появился, словно, из ниоткуда. Он стоял у клетки со зверем, поглаживая его огромную мохнатую морду.

- Не бойся! Он тебя не тронет, - и ученик волшебницы подозвал девушку ближе.

- Вот здесь – мой темный попутчик. – Говорил он, указывая на зверя. - Смотри, какие большие у него клыки. Кровь на них уже подсохла: он давно не выходил на охоту. Сейчас – он не такой кровожадный, как в прошлом, и за его спиной видны пока еще совсем небольшие, но теперь уже золотые крылья. Мы с ним нашли общий язык, и он понимает, что без меня ему не выжить. А еще он чувствует, как постепенно преображается под моим чутким присмотром. Когда-нибудь он станет волшебным зверем справедливой силы и смелости, и тогда сможет гулять на поверхности без всякого присмотра. Именно поэтому я не стал его убивать, выдирая из себя его сущность с кусками моей собственной плоти.

Девушка осматривала пространство и остановила взгляд на проходе в следующее помещение, из которого струился лучезарный свет.

- В той комнате я храню кристальные сферы, - говорил ученик. - Они хрупкие, поэтому я пока туда никого не пускаю. Они изумительно красивые: через них проходит звук и свет, порождая гармоничную музыку сфер и радужные облака блаженства. В этих сферах уже начинает отражаться сущность любви, как приятия. И в этом приятии я начинаю растворяться. Сначала я не мог и шагу ступить в этой комнате т.к. ее охраняет строгий страж совести. Они со зверем в ладах, а иногда мне кажется, что они - «одно». Все, что я делал в предыдущих помещениях музея, оставляло во мне осадок. И у самого входа в комнату, страж совести начинал выжигать этот осадок страшным огнем стыда и чувства вины. Это было невыносимо. Но эти сферы настолько красивы, что я терпел. Однажды, когда я еще только-только начал делать осторожные шаги в этой комнате, я решил показать ее одной своей подруге – юной чародейке. Страж был к ней суров, и она отчаянно убежала, разбив одну из моих радужных сфер. И поэтому я пока не впускаю туда тех, кто имеет свой «осадок» пути, потому что их стыд почти тут же сменяется на раздражение, которым управляет их зверь из предыдущей комнаты.

- Из комнаты сфер тоже есть выход? – полюбопытствовала девушка.

- Да, это – последняя дверь пространства индивидуальности, - ответил юный чародей.

- А что находится за ней? – Спросила девушка.

- За ней, то есть за пределами индивидуальности – парадоксальное «помещение», в которое ведут последние двери всех существ на свете.

- Что там? Что в этом помещении?

- Психический бриллиант нашей души.

- Чтобы понять и принять другого, - заговорила волшебница, - мы должны научиться понимать и принимать самих себя. Иначе мы будем склонны влюбляться, но не любить, иначе в отношениях мы останемся как дети, на уровне страстных, иногда красивых мелодрам, но так и не откроемся для настоящей близости на глубинном уровне. Любовь возникает там, где двое идут на встречу, и открывают друг другу двери, ведущие по направлению к самой сердцевине их существа – к запредельному бриллианту души. Чем больше человек открывается, тем дальше мы проходим по его внутренней территории, тем тоньше грани, тем более чутко мы должны уметь себя вести, чтобы ничего не порушить, и не предать доверие. Любовь – это путь узнавания себя в другом и другого в себе. Любовь – это приятие жизни самой себя и для себя, в едином нераздельном «помещении» за последней дверью нашего индивидуального пространства сознания.

- Спасибо, – ответила девушка, - теперь я понимаю.

<<Наверх>>